вторник, 24 марта 2015 г.

Орфей -- 09

Пока большая часть героев отвозила Гуза обратно в Кейстоун, Айрин в сопровождении юриста Денисона встречалась явившемся в штаб-квартиру Орфея Смитом, помощником шерифа из этого самого города. Смит не стал задавать неудобных вопросов, чего ожидала Айрин, а скорее толкнул речь, общий смысл которой свелся к тому, что Орфей что-то мутит, но лично Айрин и прочие герои, по его мнению, не преступники, и что если они хотят нормально взаимодействовать с полицией, то им стоит подумать о том, как нормально объяснить, почему они знают то, что им знать не положено. На том и разошлись.

Остальные герои вернулись в Редмонд, после чего герои вернулись к вопросу о пострадавшем парне. Им оказался Деррел Ньюман, сын лейтенанта Ньюмана из полиции города. Его со сломанным носом отвезли в госпиталь Святого Михаила, куда, собственно, герои и отправились.


У дверей палаты Деррела коротал время сержант в форме. А в самой палате просочившиеся внутрь Павел и Григорий обнаружили посетителя. Точнее посетительницу -- молодую девушку, которая делала пациенту минет. Очевидно, решили герои, молодой человек плотно общается не только с Миссис Хаффингтон.

Пока они это обсуждали, процесс почти подошел к финалу, как вдруг случилось непредвиденное: с потолка прямо на Деррела начала капать кровь, а на самом потолке появилась надпись “Убийцы”. Дальше было много перепуганных криков, выломанная охранником-полицейским дверь и прочие пертурбации, а герои перехватили призрак Майкла Ульмана, того самого бомжа, которого сбили возле парка.

Ульман, как оказалось, прекрасно сознает, что он мертв, винит в этом деле Деррела и его подружку и жаждет мести. Подружку, потому что девушка оказалась Синтией Хаффингтон, дочкой советника Хаффингтона, и именно она была за рулем машины, которая сбила Ульмана. А Барбара Хаффингтон прибыла позже и взяла на себя вину, чтобы выгородить дочь.

Тут у героев случилась дилемма. С одной стороны, они понимают Ульмана и его жажду мести. Сомнений в том, что Синтия ушла от ответственности за непреднамеренное убийство благодаря связям и положению семьи, нет. С другой, Ульман как осознающий себя призрак -- потенциально ценный рекрут для Орфея. С третьей, шансы добиться справедливости законными методами невелики, если вообще есть. С четвертой, Хаффингтон -- по сути их клиент и важная шишка в Редмонде, и попытки копать под него Орфей, скорее всего, не одобрит.

Герои договорились с Ульманом побеседовать чуть позже в парке, а сами кинулись за советом к Седову. Тот сказал, что хочет подробностей и общения с Ульманом, а пока что приказал обеспечить безопасность Хаффингтонов и Ньюманов от мстительного призрака.

Разговор в парке не очень задался. Павел, известный любитель загробного существования, расписывал прелести работы на Орфей, сверхъестественных способностей призраков и вообще возможности продолжить существование после смерти. Ульман оказался не очень впечатлен. Про Орфей он заявил, что любая контора рано или поздно кидает своих работников. Про загробное существование сказал, что оно ему не в радость. Зато загорелся мыслью, что кошмары могут свести его обидчиков с ума (убивать их, по его словам, Ульман не хочет).

Герои решили, что отпускать Ульмана в его нынешнем состоянии они не хотят, и предложили поговорить с Седовым. А в качестве стимула для разговора предъявили Грегора, который уже успел продемонстрировать свой артефактный меч, и Алексея, который ранее успешно заблокировал способность Ульмана вселяться в предметы. Ульман сопротивляться не стал и вроде бы согласился на продолжение разговора, но затем, улучив момент и воспользовавшись нерешительностью Алексея, вселился в машину на парковке и сбежал.

Седов узнав о таком развитии событий приказал героям охранять потенциальных жертв Ульмана и ликвидировать его в случае агрессии.

среда, 11 марта 2015 г.

Орфей -- 08

Разговор в полиции прошел в вежливо-подозрительном тоне. Ривз заявила, что она на самом деле не детектив-стажер, а друг Айрин по работе в Орфее и увязалась с ней, потому что пишет книгу о частном детективе и собирает фактуру. Айрин в свою очередь отговорилась, что ни про какие трупы она ничего не заявляла и вообще все это совпадение. Полиция их, естественно, отпустила.
Герои собрались обсудить дела в придорожном кафе рядом с Кейстоуном и порешили, что нужно будет вернуться в город и ночью в призрачной форме покопаться в полицейском архиве и морге. Поэтому они сняли комнаты в гостинице и стали отдыхать. Под вечер им всем на пейджеры свалился телефон Седова.

Шеф поинтересовался, как идут дела, а также поставил героев в известность, что в Орфей звонила полиция Кейстоуна и прислала по факсу фотопортрет Гольдшнейн. Офис подтвердил, что это это сотрудница компании и дал ее контакты, поскольку инструкций об обратном им не давали. Тут всплыл эпизод с фальшивым журналистом, и Седов порекомендовал героям подготовиться к визиту полиции. Герои же решили попросту свалить из города.

Пока живая часть тигля разошлась отсыпаться (а Грегор отправился в штаб-квартиру залезать в гроб), Павел отправился в парк наблюдать за обстановкой. В парке не обнаружилось вообще никаких призраков, а на том месте, где в прошлый раз был призрак Гуза, было полицейское ограждение, правда не охраняемое, и пострадавшая от взрыва плита для барбекю.

Тут стоит сказать, что барбекю в парке (как и в целом в Америке) готовят на пропане. Судя по всему, произошла утечка и относительно большой взрыв. Во всяком случае крышку плиты сорвало с петель. А утром приехали криминалисты из Сиэтла, из слов которых Павел понял, что во-первых от взрыва пострадал чей-то сын, а во-вторых что дело тут нечисто. А когда до парка добрались остальные герои, совместными усилиями они поняли, что не просто нечисто, а еще и сверхъестественно нечисто. Повреждения форсунок, из-за которых и произошла утечка, были нанесены без помощи инструментов.

Ривз заглянула в прошлое, чтобы увидеть, как произошел взрыв. И увидела, что пострадавший -- тот самый парень, который был в машине, сбившей бомжа. Был он несколько не в настроении, и именно он собирался готовить мясо. Собственно, он сунул пьезозажигалку внутрь и привел ловушку в действие.

К утру нашелся призрак Гуза. Он переместился к другой площадке для барбекю и продолжал раздачу невидимой каши. Ривз сначала проиграла ему запись слов шерифа с тем посылом, что его все любят, но это не произвело на Гуза особого впечатления.

Тут вмешался Грегор и сначала сделал вид, что прогоняет его, а когда Гуз уверился, что противостоит ему шериф, перевел разговор на то, что у шерифа из-за Гуза проблемы, что он по-человечески его понимает, но закон есть закон. Гуз был несколько ошарашен, а потом извинился перед “шерифом” за то, что был несправедлив к нему. Тут нить была перерезана, и Гуз из состояния просто дрона перешел в состояние дрона более-менее вменяемого.

Проповедник попросил отвезти его домой к его коммуне. Судя по всему, следующая нить связана именно с его последователями, и герои думают, хотят ли они ее разрезать. Также в планах героев встретиться в приехавшем в Орфей помощником шерифа Смитом (Айрин даже заранее проконсультировалась с юристами компании) и выяснить, кто же этот молодой человек, пострадавший у барбекю.

вторник, 3 марта 2015 г.

Орфей -- 07

Некое подобие контакта с дроном установил Павел. Он разыграл сценку с собой в качестве бездомного, которому хочется есть и негде переночевать. Мертвый чернокожий охотно рассказал, как найти подходящую ночлежку и что помощи можно спросить в некоей баптистской церкви Святой Елены. В Редмонде таковые отсутствуют, зато они нашлись в городке Кейстоун на северо-востоке штата.

Кстати, Айрин припомнила, что во время работы в детективном агентстве ей доводилось связываться с тамошней полицией, и говорила она с неким помощником шерифа Сэмсона, совсем как в видении.

Гольдшнейн использовала предвидение, чтобы заглянуть в прошлое дрона и увидеть его смерть. Он умер в постели со страшной гангреной на ноге и с чувством уверенности в том, что все будет хорошо. И за ним явно ухаживали. Было это от месяца до года тому назад.

Ривз с помощью того же кошмара заглянуло в прошлое места ДТП и посмотрела на это событие глазами водителя машины. Дама была не одна, а с каким-то молодым парнем. И в момент, когда машина сбила бомжа, она не смотрела на дорогу, потому что целовалась с этим парнем. В полицейском отчете никаких пассажирах не фигурировало, так что герои заключили, что парень решил не светиться с женой городского советника и попросту свалил.

Далее герои отправились в Кейстоун. Айрин благодаря своей лицензии детектива и знакомству с помощником шерифа разузнала о церкви Святой Елены. Самое серьезное происшествие, связанное с ней, случилось лет десять назад, когда один из прихожан был арестован за домашнее насилие в нетрезвом виде и в итоге выпущен на поруки под ответственность преподобного.

Зато Сэмсон при упоминании чернокожего проповедника, кормившего бездомных, припомнил некоего Боба Гуза. Пару лет назад его с его общиной даже задерживали за нарушение городских законов, которые запрещают кормить бездомных на улице без разрешения владельцев расположенных поблизости домов. Гуз заявлял, что закон нарушает принципы христианства и отказывался его исполнять.

Айрин свои вопросы о церкви и Гузе мотивировала тем, что она расследует дело, в котором сплыли возможные связи Гуза или церкви с контрабандой наркотиков. И вроде как среди людей Гуза кто-то тяжело болел или даже умер. Шериф предположения о наркотиках воспринял со скепсисом, но предложил послать одного из помощников, Смита, вместе с Айрин, чтобы побеседовать с членами коммуны.

Гуз с супругой и единомышленниками живет в относительно большом доме, обстановка в котором хорошо характеризуется фразой “бедненько, но чистенько”. Живет там человек под 20, включая некоторое количество детей. Побеседовать с представителем власти вышла Мария Гуз, жена Боба.

И спокойно рассказала, что да, муж пару месяцев назад напоролся ногой на гвоздь, что все молились за его здравие, но Господь призвал его к себе. Но это не страшно, потому что рано или поздно Господь его воскресит, поэтому коммуна хранит тело Боба в его комнате наверху.


Собственно, Гольдшнейт в призрачном виде к этому моменту тело обнаружила. В комнате с обклеенными липкой пленкой щелями, чтобы не выпускать ужасающую вонь разложившегося и сильно поеденного разными животными тела.

Обескураженный не меньше Айрин Смит сообщил о ситуации Сэмсону, и шериф прилетел на всех парах разбираться на месте. Правда герои успели его перехватить. Гольдштейн представилась репортером сиэтлской газеты и попросила комментариев относительно Гуза, а Павел заставил шерифа ответить фразой в стиле “он был хороший парень, который помогал людям”.

А далее дела приняли несколько неожиданный оборот, когда Смит предложил Айрин и изображавшей стажерку из детективного агентства Ривз проехать в офис шерифа дать показания. Очевидно, Сэмсон с некоторым подозрением относится к тому, что Айрин откуда-то узнало про труп в доме Гузов.