среда, 25 декабря 2013 г.

Кашевар post mortem

Зимний Кашевар был первым конкурсом, в котором я участвовал, и, скорее всего, будет последним. Я обнаружил, что писать с ограничениями, которые предполагает любой конкурс, мне просто не комфортно.

Прежде всего речь идет об ограничении по числу слов, конечно. 4,000 слов — это очень, очень мало. Лично мне оказалось сложно впихнуть в такой объем все, что хотелось впихнуть, и под нож пошел собственно запланированный сюжет.

Впрочем, буду откровенен — если бы этого ограничения не было, я бы вообще не взялся участвовать в конкурсе, потому что тогда бы я точно не успел все записать. Писать к дедлайну — это, как выяснилось, совсем не для меня.

Так что в будущем я намереваюсь придерживаться принципа «when it's ready».

«Наследство» я в любом случае собираюсь доводить до ума и водить. Скорее всего, и записывать тоже — половина работы проделана. Будет ли это более длинное приключение с участием НПС и правилами по переносу Дженги между сессиями, или что-то камерное и односессионное, как сейчас, я еще не решил. Но в планах в любом случае более серьезные завязки для всех персонажей (желательно, чтобы у всех были взаимосвязанные скелеты в шкафу и личные цели). Возможно, кто-то из персонажей будет вообще заменен на что-то, более стимулирующее к внутрепартийной игре.

Ну и пару слов о самой идее игры. Поводить что-то, где «нельзя рассказывать друг другу все, что вы узнали» у меня вызревала уже давно. Я даже набросал эскиз с тремя известными исследователями Африки, которые получили одно проклятье на троих и которые обязаны поддерживать каждый свою часть заклинания, удерживающего проклятье в рамках. В задумках также фигурировали подстроенное убийство Бейкера одним из героев и расследование этого убийства местными властями и другими героями, личная игра для одного из героев в то, чтобы не давать остальным делиться секретами и так далее.

Именно для Кашевара были написаны сами персонажи, привязанные к ключевым словам, поиск предназначенных для них табу и подробное описание проклятия. Откапывать культурные ссылки на всякие тюрьмы и боксерские традиции для подсказок — это была самая приятная часть работы (хотя и тут есть явный провал с завязками для Оккультиста, на которого просто не хватило времени).

По текстам остальных авторов я мало что могу сказать, потому что пока не вчитывался. Кето впечатлил меня отличным оформлением. Престиж заинтересовал общим подходом «вот вам строительные блоки и генеральная линия, а дальше собирайте сами», хотя тема Leverage и прочих друзей Оушена мне не очень близка.

PS. Тут я выложил свою точку зрения на использование дженги вообще и в «Наследии» в частности.

понедельник, 23 декабря 2013 г.

Дженга, seriously

Я надеюсь, что скоро будут подведены итоги “Кашевара”, и тогда я напишу полноценный post mortem по тому, что я прислал на конкурс. Но кое о чем я хотел бы поговорить уже сейчас.

Вышло несколько отзывов, и их авторы дружно задавали вопрос о том, почему я предлагаю использовать дженгу в “Наследстве”. Конкретная критика заключалась в следующих моментах: дженга требует ловкости рук от игрока, и поэтому ставит их в неравные условия, дженга не зависит от статистик персонажа, дженга отвлекает от игры. Поправьте, если я что-то упустил.

По первому вопросу я хочу сказать довольно очевидную на мой взгляд вещь. Когда для игры в ДнД4 требуется собрать билд или принять тактическое решение в бою — это делает игрок, а не персонаж. Игроки, которые лучше умеют справляться с этими задачами, будут иметь преимущество. В игре, где нужно собрать улики и выбрать правильную трактовку, чтобы добраться до злодея, преимущество будут иметь игроки, способные к анализу улик. И это нормально.

Второй пункт напрямую соотносится с жанром игры. Это хоррор. Игра не про то, как герои проявляют бойцовскую доблесть, чтобы справиться с противниками, которые бы убили более слабых людей. Это игра про то, что есть неуязвимое чудовище, которое хочет и может всех протагонистов убить, и убивает их одного за другим. И шанс умереть не зависит от того, является ли протагонист ветераном трех войн с гранатой под подушкой или одиннадцатилетней воспитанницей института благородных девиц. Нужна ли в игре про это механика с навыками и бросками?

С другой стороны дженга, на мой взгляд, весьма хорошо отражает клише жанра. Группа несет потери как единое целое — поэтому одна башня на всех. Люди идут на риск ради нарративных выгод (ура, мы добрались до подвала, теперь он нас точно не достанет! ) в обмен на нарастание напряжения — что и симулируется ходами в дженге.

В “Наследстве”, правда, я несколько изменил эту базовую механику, но это потому что акценты в игре смещены с тщетных попыток выжить на динамику обмена информацией. 

Наконец, третий пункт, на мой взгляд, вполне обоснован. Если “пропсы” отвлекают игроков, то их использовать не надо. Но тут мне есть что сказать по личному опыту. Мне довелось играть в свое время в кабинетку, где важная часть игры симулировалась именно дженгой. Грубо говоря, для достижения целей ряда персонажей было необходимо вытащить некоторые конкретные блоки (они был маркированы). А падение башни, согласно правилам, приводило к весьма плачевным последствиям для всех.

Мне досталась роль, которая была завязана на дженгу. Мне доводилось тянуть блоки, причем иногда в тайне от других игроков (“ой, доктор, а что это вы делаете с реактором?” — “тише, тише, это важный научный эксперимент”). И это было весьма эмоционально яркой частью игры.

Я не берусь утверждать, что в настолке дженга будет работать так же хорошо, как сработала для меня в той игре. Проведу — расскажу. Но у меня есть довольно большая надежда на это.

четверг, 5 декабря 2013 г.

Почти ванталосеттинг

«Заключенные, внимание! Вы все — враги Единства. Воры и убийцы, корумпированные слуги Системы и политические диссиденты, тунеядцы и психи. В былые времена вас бы отправили на каторгу искупать свой долг. Но теперь для таких как вы Конклав назначил другое наказание.

Вас ждет новый мир. Никакой Системы, никакого контроля, полная, абсолютная свобода. Распоряжайтесь ей, как хотите.

Можете просто сдохнуть или сдаться аборигенам. Местные царьки с готовностью применят свои примитивные знания о пытках, чтобы извлечь хоть какую-то выгоду из ваших тел и разумов.

Или замаскируйтесь, влейтесь в местное общество, добейтесь хоть какого-то положения. Это скрасит ваши недолгие и полные страданий годы в этом адском мире.

Но вы можете и раскаяться в содеянном, склониться перед Системой и молить ее позволить снова служить ей. Система может простить вас, рассказать, как искупить долг на той стороне, вернуть назад. Это единственный выход оттуда.

Добро пожаловать в изгнание, заключенные. Добро пожаловать на тюремную планету Земля!»