пятница, 30 мая 2014 г.

Блуменштадские хроники -- 45

Последующие дни герои посвятили кто чему. Например, Хавьер пропал дня на три, заявив, что отправляется развлекаться. Вернулся недовольный и сказал, что планирует продолжить в том же духе. Далее, согласно слухам, он встречался с известной дамой легкого поведения, с которой познакомился на памятном вечере у Лонгхорна.

Менее разнузданные герои занялись подготовкой большого приема, призванного продемонстрировать, что их семья крепко стоит на ногах. Ушла на это вся неделя, за которую в городе произошли некоторые изменения.

Взамен уволенного Дрээда регентский совет предложил, а граф Каньета одобрил, Гюнтера фот Штайля. Это блуменштадтец старой закалки, причем не политик и не чиновник. В целом считается, что он скептически настроен по отношению к Империи, но это скорее в силу его поддержки большей независимости города. Также он является крупным покровителем городского ополчения, так что ван Войту, который также сильно завязан на эту структуру, при новом начальстве жить будет вольготнее.

Помимо нового судьи в первой управе появился новый советник по торговым вопросам. Это брат Вивьен, Якоб Сати. Назначение это было достаточно неожиданным для всех и, как выяснили герои, пролоббировал его никто иной как Тор Ворхейм. Очевидно, в качестве дружеского жеста по отношению к героям.

Кстати, герои даже придумали способ дать хороший карьерный старт для родича. Родриго, выполняя поручение дона Альберто, удалось таки отследить, что может питать преступное сообщество Алькилы. Это контрабанда альбионского спирта через Блуменштадт. Родриго вышел на связанную с покойным Руттом фирму, которая, похоже, вывозила из города спирт под видом сливового вина.

Герои решили, что распутать эту контрабанду можно дать Якобу. Однако прежде чем действовать, решили согласовать это с Алишером, который, вступив в наследство, продал посредника, который связывал контрабандистов с Руттом. Тот сказал, что улов в этом деле будет хуже, чем могут надеяться герои, и что определенные имена он бы не хотел видеть замешанными в расследование. Герои пообещали, что покажут проект обвинительного заключения, прежде чем отправлять его фон Штайлю.

В церковной среде также произошли перестановки. Похоже, де ла Вилья смог продавить назначение нескольких своих людей в орден страннопреемников, воспользовавшись тем, как подставилась Мария Орейро с Алекшей. Один из назначенцев даже попал в ее непосредственное окружение.

Тем временем прием прошел так, как и хотели герои. Были тосты, политические разговоры, а де ла Вилья наконец-то объявил о скором отбытии. Правда, он с собой забирает местного старшего инквизитора и оставляет вместо него своего вежливого помощника Игнасио Квада.

Как выяснилось несколько позже, прихватил он также и Орейро старшего, так что предъявить ему претензии герои теперь не могут. Впрочем, инквизиция уже вложилась в семью героев достаточно, чтобы не иметь желания поднимать скандал вокруг Алекши и Чезаре, так что герои не очень волнуются.

Наконец, герои таки сплавали на поиски Йожина и убедились, что как минимум один корабль там на дне лежит. На этом они успокоились и предложили дальше разбираться с “Елизаветой” Зеварро, который также участвовал в экспедиции.

четверг, 29 мая 2014 г.

Победы псто

Наша бравая банда музыкантов успешно распутала дело о попытках похищения авалонского капера в пользу монтеньского вельможи. Свежая порция смешного.

-- Ну вот, всё указывает на де Вьежана.
-- "Скажите, люди, чьи это соглядатаи?" -- "Маркиза, маркиза, маркиза де Вьежана!" -- "А чьи это похитители?" -- "Маркиза, маркиза, маркиза де Вьежана!"

четверг, 22 мая 2014 г.

Transmetropolitan -- Всем стоять, сейчас будет журналистика

На Transmetropolitan, комиксах про патентованного ублюдка, подпольного журналиста и просто хорошего человека Спайдера Джерусалима, стоит возрастная отметка 17+. В комиксе много матерятся, показывают обнаженную натуру и порнографию, практикуют каннибализм, употребляют вещества, которые еще даже не успели запретить, и озвучивают устами протагониста множество оскорблений в адрес разных социальных групп.
Спайдер готовится потребовать у сенатора предъявить прессе пенис. Это журналистика.

И тем не менее я бы не сказал, что комикс ориентирован именно на взрослую аудиторию. Уж слишком Спайдер вышел похожим на мечту подростка, оказавшегося не в ладах с окружающиму миром. Спайдер умудряется сочетать наивный идеализм советской интеллигенции, в котором слово правды перетягивает мир, с панковской манерой выражать свою позицию в максимально вызывающей форме. Анархическое презрение к любой форме власти с социалистическими требованиями к этой власти заботиться о сирых и убогих. Мессианское желание спасать люмпенов с обжигающей ненавистью к ним же.
Спайдер уважает религиозные убеждения
Впрочем, авторы своему герою откровенно подыгрывают. Спайдер -- не только единственный человек на земле, который еще помнит, как проводятся журналистские расследования. Он еще и умеет словами доводить плохих телеведущих до самоубийства, а коррумпированных полицейских и политиков заставлять стыдливо шаркать ножкой. Иначе чем шаманством (Спайдер со всеми своими татуировками даже внешне похож на заклинающего духов дикаря) это не объяснить.
Спайдер любит животных. Особенно двухголовых курящих кошек.
При всем при этом комикс однозначно стоит прочтения. Там есть очень сильные выпуски, как в плане истории, так и в плане подачи. Чего стоит рассказ о фотокорреспонденте, которая когда-то видела, “как разрубленный город собирали воедино кувалдами” (это про разрушение Берлинской стены, если что), прошла криозаморозку, а теперь существует в постоянном страхе в мире, который слишком быстр для нее и которому она совершенно неинтересна. Есть свои без дураков jaw dropping moments. Есть замечательный редактор Ройс, который внезапно оказывается чуть ли не единственным взрослым на этом празднике непослушания.
Героический Спайдер повергает преступников силой ПРАВДЫ!
Но лично для меня очарование Transmetropolitan определяется двумя моментами. Во-первых безумным, нелогичным, эклектичным ретро-футуристичным сеттингом, где можно вырастить себе в пробирке политика с чистым прошлым и подсадить домашний фабрикатор на цифровые наркотики. А во-вторых, прекрасной самоиронией авторов, которые и не пытаются притворяться, что приключения Спайдера нужно воспринимать всерьез. Но при этом поднимают вполне серьезные и животрепещущие темы, о которых стоит задуматься.

вторник, 20 мая 2014 г.

Блуменштадские хроники -- 44

Помимо общения с Алишером у героев был еще один важный разговор - с де ла Вильей. Инквизитору были интересны подробности того, что им нужно было в доме Орейрои как так получилось, что напавшая на священника преступница была спешно казнена ими. Хавьер, который и отправился объясняться, упирал на то, что их семья защищала свое имя наглядной демонстрацией того, что на ее территории нельзя совершать преступления.

Далее разговор перешел в сторону ван Войта, который быстро нарисовался у дома. Герои сказали, что настояли на том, что именно они должны провести первый разговор со священником. Ну а затем де ла Вилья поделился тем, что недавно узнал о разговоре героев с Марией Орейро, и что если герои вздумают устраивать скандал, который заденет ее орден, то им стоит сначала проконсультироваться с человеком, получше их разбирающимся в церковной политике. А то как бы не вышло так, что они опять защитят свои интересы за счет интересов инквизиции.

После такого разговора планы героев довести Орейро старшего до самоубийства застопорились, и они решили, что разговор с ним стоит отложить до того момента, когда де ла Вилья покинет Блуменштадт. Так же они хотят поступить и с поиском завода Древних у Ходжинсов. Засланный ими ранее шпион показал, что Карл Ходжинс, судя по всему, регулярно навещает старую затопленную шахту, так что, скорее всего, завод именно там.

В итоге у героев намечается несколько дней, а то и недель, для всякой текучки и восстановления расшатанных событиями последнего месяца нервов.

вторник, 13 мая 2014 г.

Блуменштадские хроники -- 43

Встреча Фаруха с Алишером состоялась во все том же Шулькирке, самой почитаемой церкви Блуменштадта, которая, очевидно, является популярным местом рандеву. Там же Алехандро несколько дней назад встречался с де ла Вильей и епископом Ургантом. Герои надавали ему кучу инструкций о том, как себя вести, чтобы в итоге к информации о природе его воскрешения получили доступ они. План увенчался успехом, поскольку Алишер пригласил их всех на разговор.

Первой неожиданностью для героев было присутствие на разговоре Себастьяна Манфорда, престарелого архивариуса Шулькирка, к мнению которого, как им известно, прислушивается сам епископ. Пост фактум они предположили, что Себастьян должен был послужить живым свидетельством респектабельности “клуба бессмертных”.

Разговор вышел достаточно насыщенным. Если верить Алишеру и Себастьяну, людей, подобных Фаруху, в городе очень мало, и их бессмертие привязано к городу. То есть если Фарух уедет и умрет вдали от Блуменштадта, эта смерть будет окончательной. Впрочем, на замену ему со временем появится новый бессмертный -- кто-то, погибший в городе насильственным образом.

Бессмертные утверждают, что их число всегда было постоянным, что они не могут контролировать ни появление дара/проклятия, ни то, в чье именно тело они переселяются, и что в целом их намерения позитивны для города. В частности Алишер утверждает, что они поспособствовали тому, что в войне с Альбионом за Геедерланд город выступил на стороне Империи.

От героев им ничего не нужно, а вот Фаруху они хотят помочь освоиться в его новом статусе и решить для себя, что он будет дальше делать. Раскрытия своего секрета они опасаются, предполагая, что это может привести к печальным последствиям не только для них, но и для всего города.

Расстались герои с Алишером и Себастьяном на том, что герои пообещали в случае необходимости предоставить бессмертным разумную помощь -- ради Фаруха. Уже в своем тесном кругу они сопоставили новые данные с вещим сном Виктории, который касался бессмертных. Похоже, таковых насчитывается всего пять. Алишер и Тор Ворхеймы, причем один из них, судя по сну, дама. Себастьян. Фарух, занявший место Рутта. И некий неизвестный героям человек, который приснился Виктории в виде какого-то пирата.

По итогам разговора и размышлений Фарух решил, что уедет из Блуменштадта на какое-то время, чтобы избавить героев от неотвратимых проблем с инквизицией, а затем вернется под другим именем и попробует выяснить, чем же занимаются местные бессмертные. В их пушистость он не особо верит.

четверг, 8 мая 2014 г.

О людях и виконтах

Смешное с последней сессии по 7морю.

-- Он разговаривает с человеком с расшитой перевязью и зеленой брошью.
-- То есть с виконтом?
-- С человеком, которого вы считаете виконтом.
-- С человеком, похожим на виконта.
-- Человек-виконт. Он молча придет и все исправит.

Барни, благополучие придворных -- вещь преходящая. Посмотри на Берека. Месяц назад он был в фаворе, а теперь опять неизвестно где. А ведь Берек -- не только придворный, он еще и пользу приносит.

вторник, 6 мая 2014 г.

Блуменштадские хроники -- 42

Разговор с Хоакином Орейро пошел совсем не так, как ожидали герои. Они планировали его шантажировать, но когда они зашли в кабинет священника, выяснилось, что разговаривать он не может, потому что связан и имеет кляп во рту. Зато герои наконец-то познакомились с Алекшей.

Разговор с ней, правда, тоже не заладился. Она приставила нож к горлу Орейро и вроде бы хотела о чем-то поговорить, но Хавьер продемонстрировал ей револьвер, полученный от Лонгхорна, и свое умение обращаться с ним. В итоге Орейро получил серьезный порез, но кровью истечь не успел благодаря вмешательству Алехандро. А Алекшу удалось захватить раненной и с простреленной рукой, но живой.

Пленницу герои спешно вывезли из города и потащили в свое поместье, где у них было полное право ее судить за убийство Рутта и торговцев. Алекша на деле оказалась не буйной отмороженной бабой, какой ее представляли, а какой-то отстраненной, безразличной к своей судьбе.

Если верить ей, в нападениях на Чезаре и на Рутта виноват Орейро, который ее наводил на людей, перевозящих артефакты. Вроде бы говорил, что это богоугодное дело, но оказалось, что он просто обманщик. Когда возникла угроза поимки, он попытался избавиться от Алекши, но не решился убить ее сам, а вместо этого отправил в Алькилу к бандитам. И зря вы, господа, не дали его прикончить.

Все эти обвинения (кроме истории с Чезаре) Алекша даже согласилась подтвердить при двух свидетелях, чтобы их можно было представить в суде. За это герои согласились на ее просьбу -- дать ей умереть как дворянке. Правда отрубать ей голову никто не вызвался, поэтому ей просто дали выпить яд.

Теперь герои планируют дать какую-нибудь правдоподобную версию случившегося инквизиции и при первой возможности поговорить с Орейро. Священнику они предложат либо разделить судьбу Алекши, либо получить полноценный скандал, который затронет не только его, но и его дочь. От него они хотят узнать, кто же слил ему информацию о том, что Чезаре повезет аретефакт на продажу.