понедельник, 23 октября 2017 г.

Совершенно случайно наткнулся на историю из жизни Голливуда.

5 сентября 1921 года в нескольких номерах роскошного отеля в Сан-Франциско проходила частная вечеринка. Гостей принимал Роско Арбакл по прозвищу "Толстячок", комик, актер немого кино, режиссер и сценарист. Толстячок хотел отвлечься от плотного графика съемок и ожогов, полученных за несколько дней на площадке.

В числе приглашенных было несколько девушек не самой высокой социальной ответственности, но не профессионалок, а просто актрис третьего плана. Одной из них, Вирджинии Рапп, под вечер стало плохо. Ей дали морфия и отправили домой.

Через пару дней она таки добралась до больницы, где и скончалась. А ее подруга, также присутствовавшая на вечеринке, заявила, что все началось с того, что Толстячок надругался над Рапп в жесткой форме.

Был скандал, пресса ликовала, настоящие и выдуманные подробности моральной деградации, вызванной контрабандным алкоголем и джазом, замазывали всех участников. Дело даже дошло до суда над Арбаклом, аж три раза. В итоге его оправдали и даже извинились за то, что испортили репутацию этими тяжбами.



Впрочем к тому времени Арбакл был в долгах, с разводом на носу и проблемами с алкоголем.

Но самый цимес был в том, что из-за скандала на показ фильмов, к которым он имел отношение, попал под запрет. А пострадала от него совершенно ни за что актриса Мейбл Норманд, которая, так уж сложилась, много снималась именно с Арбаклом. В частности, классический гэг с запусканием кремового торта в лицо впервые в кино появилось именно в их исполнении.

Сама Норманд отметилась в другом скандале -- убийстве ее любовника Уильяма Дезмонда Тейлора. Там фигурировали наркотики, мафия и прочие вкусные подробности. Считается, что главная героиня "Бульвара Сансэт", Норма Дэзмонд, была названа в честь этой пары.


пятница, 20 октября 2017 г.

7th Sea -- Crescent Empire





В отличие от основных наций перворедакционного “Седьмого моря”, с Империей полумесяца я знаком постольку-поскольку, так что сравнивать “до” и “после” не могу. Сама по себе империя нового разлива -- вполне годный Ближний Восток в фентезийном антураже со всеми причитающимися элементами -- ифритами, ассасинами барханами и даже почти коврами-самолетами (делали раньше, но разучились).

По содержанию -- большая часть книги описывает Империю в целом и пять составляющих ее наций по отдельности. От обычного для второй редакции формата эта часть несколько отходит. Именных персонажей дается всего по четыре -- два героя и два злодея. Нет “зацепок” для приключений как отдельной сущности. Но в остальном свою функцию описания выполняют.

Последняя четверть книги отведена под описание разных видов колдовства (мне понравилось то, что дается местным бедуинам), немногочисленных тайных обществ и фехтовальных школ, а также двух нововведений механики: массовых сражений и поэтических дуэлей. Плюс небольшая главка про то, какая атмосфера должны быть в играх в этом регионе.

Империя в целом

Трудно быть империей с такой географией...
Империя Полумесяца -- это конфедерация из нескольких родственных культурно государств, объединенных целью коллективной обороны. Исторически к ним постоянно вторгались то нумийцы, то хазары, то водаччеанцы. Даже столица империи, Искандар, названа в честь местного аналога Александра Македонского.

Сами альвариты (как называют себя подданные империи) также имеют опыт внешних завоеваний, как свидетельствуют примеры Кастилии и той же Нумы. Но в целом пять наций не слишком нацелены на экспансию.

В настоящий момент империя отходит от недавних потрясений. Предыдущий император, Истани,  был злодеем и всячески притеснял народ вообще и колдунов в частности. Но его старшая сестра София вернулась из странствий по Тейе и отобрала у брата трон. Впрочем, ему удалось бежать и, возможно, выжить в пустыне. Гражданской войной воспользовались нумийцы, освободившись от власти вальвариттов и устроив очередное вторжение, но их удалось изгнать.

София проводит социальные реформы либерального толка,  но понятно, что хотеть хорошего и воплотить его в жизнь -- разные вещи. Глава одной из двух самых сильных наций империи ее ненавидит и всячески занимается обструкцией, аристократия не хочет расставаться с привилегиями, а сама система правления не сильно способствует насаждению новых порядков.

Есть в этом изображении Софии что-то от Древнего Египта.

Собственно, к имперским полномочиям относятся оборона, налоги и судопроизводство. При этом имперские войска используются как силовой ресурс назначенных из Искандера провинциальных глав, но эти главы заняты именно сбором налогов, а остальные вопросы оставляют на местные органы. А судьи выносят вердикты на основе местных законов, и только в случае конфликта между местными нормами руководствуются законами империи. Плюс -- помимо секулярных судей кади есть религиозные муфтии. Муфтий смотрит на дела с точки зрения соответствия религиозным правилам и формально является советником кади, но при желании может очень сильно затруднить шефу жизнь.

Кстати, религий в регионе довольно много, и сосуществуют они довольно хорошо, возможно, потому что все более-менее проповедуют пацифизм. Помимо псевдо-ислама в Империи привечают аналоги иудаизма, зороастризма, православного христианства и язычества. Мне лично это понравилось, поскольку так гораздо интереснее стандартного “тут у нас люди в тюрбанах, которые совершают намаз и хадж”.

Нации империи

Анатоль-Ах -- это аналог Турции/Османской Империи, ведущая из пяти наций. Собственно, императрица София -- это прежде всего султана Анатоль-Аха, а правительство, законы и войска империи -- это правительство, законы и войска ее нации. Плюс -- султана Анатоль-Аха является еще и первосвященницей аль-динизма, аналога ислама и самой распространенной религии в империи.

Главным вопросом для нации является то, сможет ли София провести свои социальные реформы. Заняв трон, она открыла карьерные пути для национальных и религиозных меньшинств и отменила сословное деление, а также упразднила вековую традицию умерщвления новым султаном своих менее удачливых братьев и сестер (правило было введено после гражданской войны, в которой сестры-близнецы выясняли, кто же из них более достоин верховной власти).

Естественно, более консервативные подданные выступают против подобных реформ, и среди таковых встречаются фигуры весьма влиятельные, вроде великого визиря.

Вторым по силе членом империи является Персия, аналог, соответственно, доисламского Ирана. Это родина религии, соответствующей зороастризму, а также наследник некогда мощной империи, отметившейся пленением многочисленных джиннов. В настоящий момент переживает не самые лучшие времена.


Шах Джалиль был политическим союзником (и любовником) султана Истани, а сейчас всячески оспаривает власть Софии. Впрочем, его власть ослаблена рядом факторов, включая несколько повстанческих движений, ссорой с религиозными властями и тем фактом, что он практически одержим демоном.

Повстанцы сходятся на том, что Джалиль -- негодный шах, но имеют разные взгляды на то, кем его заменить. Маги (религиозные лидеры) недовольны тем, что Джалиль принял аль-динизм, но при этом настаивает на божественном праве занимать трон. Что касается демона, то Джалиль умудрился войти в контакт с древним злом, заключенным под его дворцом -- бессмертным шахом из предыдущей династии, выпустившем в себя что-то злое и магическое.

Третьим по силе в империи является Сармион (ударение на первом слоге), аналог исторического Израиля. У тамошних обитателей есть своя монотеистическая религия, яхидизм, деление на колена (причем часть из них приняли яхидизм, а часть осталась язычниками, плюс одно ушло в аль-динизм), разрушение храма захватчиками и прочие ожидаемые моменты. Сармион является ключевым союзником Софии в противостоянии с Джалилем, но этой нации придется какое-то время отходить от последствий последнего вторжения нумийцев.

Восьмое море -- это титанических размеров пустыня в южной части империи. Населяют ее племена бедуинов, джинны и прочие гигантские песчаные черви. Основной конфликт нации -- потеря одним из племенных союзов значительных территорий из-за нашествия монстра, из-за чего они пользуются традиционным гостеприимством другого союза, истощая его ресурсы.

Наконец, Ашур -- весьма специфическое место, не имеющее прямых исторических аналогов. Это ультрарелигиозный город-государство, где живут разные секты православных людей. Например, одна из сект считает, что раз первый пророк был рабом, то и его последователи должны быть в добровольном рабстве, и занимаются тем, что работают на самых черновых работах за еду и кров. А другая по описанию похожа на кочующих друидов-коммунистов, выращивающих деревья в форме храмов.

Единственная недвижимость, которую признают православные друиды.

“Столица” этого региона -- это перманентный фестиваль “Горящий человек”, расположенный в системе пещер. Кормят все это хозяйство друиды волшебными финиками. А защищает от внешней опасности секта колдунов-ассасинов, которая исповедует маргинальную версию аль-динизма, которая говорит, что убивать плохо, но только не тогда, когда приказ исходит от Старца-на-горе. Старец прилагается, и он бессмертен, но последнее время умирает от магической раны. При этом легенда о том, как получаются ассасины, мне весьма понравилась (кандидат переживает смерти разных людей, убитых ассасинами в прошлом, пока не очищается от мирского и не становится верным слугой Старца…)

Основной конфликт Ашура -- молодежь хочет двигаться хотя бы в прошлый век, но консерваторы против. При этом над нацией навис кризис из-за того, что фиги стали фигово плодоносить, а ассасины уже не так надежны, как раньше.

Религия и колдовство

В отличие от других регионов Терры, в империи разновидности колдовства привязаны к религиозным течениям. Аль-динисты делают произведения искусства, прославляющие Творца и его творение, и через них получают силу.

Колдующие приверженцы айюраяшны, аналога зороастризма, получают в покровители одного из ангелов, отращивают крылья, как у него, и творят заклинания. Да-да, какангелы на крылышках из языков пламени могут летать по небу.

Яхидисты пишут или татуируют на теле слова завета. Причем есть три запретных слова, позволяющих, в частности, оживлять големов.



Ассасины управляют светом и собственным разумом.

У бедуинов-язычников, на мой взгляд, самая интересная версия колдовства. Колдун делает амулет и отдает его доверенному человеку. Этот человек получает возможность делать с колдуном всякие плохие вещи, вроде вытягивания очков героизма. Но при этом когда колдун творит заклинания, человек с амулетом может их делать заметно сильнее, вкладываясь своими очками героизма.

Из забавного, многие из прописанных колдовских способностей имеют вид “потрать очко героизма и задай мастеру вопрос”. У меня сложилось чувство, что авторы предлагают играть в “угадай, какую историю для вас придумал мастер”, что, на мой вкус, порочный подход.

Новые механики

Поэтические дуэли -- это просто броски “трейт + навык” в три раунда. Трейты и навыки нельзя использовать больше одного раза, а некоторые преимущества дают дополнительные кости в пул -- например, в определенном раунде.

При этом у дуэли прописано огромное социальное значение. Проигравший может, в зависимости от условий дуэли, попасть в аналог долгового рабства к победителю сроком на год. Или получить приставку “меньший чем имярек” к имени до конца жизни. В целом у меня есть впечатление, что этими дуэлями предлагается ослаблять злодеев перед финальным боем.


Массовые сражения несколько сложнее с точки зрения механики. Сами битвы похожи на дуэли тем, что полководец за накиданные ставки может приказывать своим войскам делать разные маневры. Маневры нужно чередовать, и работают они, как приемы фехтования: наносят урон или предотвращают его получение, усиливают получение урона от другого маневра и т.д.

Отрядам можно перед сражением докупать за очки героизма особые свойства, дающие синергию с теми или иными маневрами. Если кампания про то, как герои водят войско по стране -- то те же свойства приходят отрядам за число пережитых сражений.

Механики для движения по тактической карте, восстановлению потерь и прочим вещам не предусмотрено.

Герои помимо полководца могут либо усиливать собой один из отрядов, либо уходить в соло-миссии. В последнем случае по букве механики герой может за одно сражение единолично победить сотни тысяч вражеских солдат. Но, как мы помним, герои не убивают, так что все эти солдаты выживут.

Прочее

Желание быть ЛГБТ-дружественным сеттингом не обошло и империю полумесяца. Например, второй пророк был андрогином, но нетолерантные власти заставили мать записать его мальчиком. Про роман злодейского шаха и злодейского султана я уже говорил. Но самым удивительным эпизодом в книге было рождение первой правящей династии империи.

После того, как союз пяти наций выкинул очередных захватчиков, они решили стать единой империей. Султана Анатоль-Аха взяла себе супругов из числа лидеров других четырех наций. По одному принцу из Персии, Сармиона и Ашура и трех от трех главных племенных союзов Восьмого моря. Идея была в том, что ребенок султаны будет править всеми землями, но никто точно не будет знать, чья еще кровь в нем течет. Загвоздка в том, что одним из супругов-бедуинов была женщина.

Еще из веселого в сеттинге имеется гарем султанов Анатоль-Аха. Там есть женская и мужская часть, чтобы было на любой вкус. Но то, какой из гаремов считается старшим, зависит от того, султана на троне или султана, что явная дискриминация по половому признаку.

Еще в этом рулбуке появился самый интересный, на мой взгляд, неигровой персонаж всей редакции. Зийянэ бену Тамара -- это женщина из Ашура, придумавшая, как с помощью прививания сделать “дерево сорока плодов”. Кто-то из конкурентов ее отравил, но она выжила и несколько повредилась умом. Теперь она считает, что Творец послал ей видение и приказал вместо фигового дерева, посаженного первым пророком, посадить ее творение. В ближайшее время она хочет отравить тем же ядом других людей, чтобы Творец явился и к ним тоже и объяснил, что Зийянэ -- новый пророк, и ее нужно слушаться.
7th Sea -- Crescent Empire
Что характерно, персонаж классифицирован, как злодей, хотя, по-хорошему, она действует в соответствии со своей культурой и из добрых побуждений. Моральный абсолютизм -- такой абсолютизм.

понедельник, 11 сентября 2017 г.

7th Sea -- Eastern Theah

К восточной Тейе во второй редакции относятся Айзен, Сарматское Содружество, Уссура и Водачче. Одна из этих наций совсем новая, а три другие претерпели заметные изменения (не всегда к лучшему). Как и в первом томе, во втором для каждой нации даны описания ключевых персонажей, интересных мест и ситуации с тайными обществами и дуэлями, плюс разделы по колдовству и местным легендам.


Айзен

Тут с основной тематикой все понятно -- послевоенная разруха и монстры повсюду. Соответственно, есть остров с вампирами, горный городок с жителями-монстрами, город, рядом с которым есть порождающее монстров поле кровопролитного боя и прочие разновидности. Плюс в дополнение к Шварценвальду, переименованному в Вальдер, есть второй волшебный лес со сверхъестественной хозяйкой, которая, для разнообразия, делает людям хорошо, но не позволяет уезжать из своих владений.




Политически основной вопрос для страны -- выбор нового императора. В качестве одного из кандидатов имеется принципиально новый персонаж -- глава некоего патриотического рыцарского ордена с, предположительно, покровительством от драхена. По совместительству бастард покойного императора, но какое значение кровное родство имеет в Тейе -- вопрос открытый.


Интересную новую роль прописали железной гвардии. Теперь это, внезапно, не личные войска айзенфюрстов, а имперская гвардия, которая в лучшие времена была расквартирована на территориях айзенфюрстов. Надо полагать, чтобы помнили, кто в стране главный. Теперь, естественно, они превратились в то, чем были в первой редакции.


Для хексенверка добавили рецептов из неайзенских монстров, которые по неизвестной причине работают чуть чуть не так, как базовые. Но ничего интересного. В легендах много разных монстров, сотворенных хексе, а также странный орден женщин, косплеящих ковен ведьм из Макбета.

Сарматское Содружество

Этот раздел практически начинается с вреза про то, как произносить все эти странные польские буквы. Впрочем, я отказываюсь короля Станислава называть Станисвавом.


Среди персонажей подавляющее большинство -- окружение короля или крупные политики, причем среди членов сената представлена натуральная Женщина-Кошка из комиксов ДиСи (“она жила злодейкой, воровала, что хотела, но герои могут направить ее на путь добра, справедливости, свободы и толерантности”). Зато есть отличная пара адвокатов, которые были вместе, но рассорились на почве политики и теперь консультируют представителей старого и новоиспеченного дворянства соответственно, как лучше друг с другом бороться.


В Содружестве расположена самая прикольная из многочисленных “почтовых” организаций, которых понаплодили во второй редакции. Прикольная, потому что описана с изрядной долей самоиронии. Вопрос о том, зачем нужны все эти странные почтальоны в сеттинге, все так же оставлен без ответа.




Из локаций забавно выглядит место заседания нижней палаты -- это стадион на 100,000 человек! Причем соединенный прямым коридором со зданием Сейма. Также в столице есть комплекс из ватицинского собора и мечети -- Содружество отличается от Польши многоконфессиональностью.


В Куронии имеется бывшая столица, уничтоженная колдовством дев, очередной волшебный лес, играющий большую роль в функционировании организации, объединяющей обладателей сандераса, а также два анклава этнических иностранцев. Златогорье -- это своего рода “малоуссурия” -- лубочно-туристическая версия Уссуры, включая медведя, живущего на главной площади. Мемель -- это кресценты, заманивающие к себе в город завоевателей и усыпляющие их там зельями, потому что Второй Пророк запрещает убивать.


Глава по Содружеству также отличается наиболее интересной, на мой взгляд, информацией по национальному колдовству. Там есть неординарная (на фоне всего остального во второй редакции) организация колдунов, упомянутый выше забавный лес для поиска дев, а также весьма хороший финал для колдунов -- седьмая сделка.


В легендах есть несколько именных дев, забавные суеверия вокруг сандераса, а также отличная легенда о русалках-душительницах и анафилактическом шоке.

Уссура

Для Уссуры, что удивительно, градус волшебности в каком-то смысле снизился по сравнению с первой редакцией. Связано это с тем, что Матушку разжаловали из всемогущей хранительницы страны в просто сильного и ревнивого лешего. Прощай заговор князя Маркова по убийству Матушки и прочие элементы странового колорита. Здравствуй бывший муж, который хочет ограничить ее притеснения других леших и выдает свой вариант колдовских даров на несколько альтернативных условиях.


Под урезание волшебства попал также Кощей, который теперь всего лишь старик, который выкупает детей из семей, где их обижают, и селит в своем замке. Это уже который персонаж во второй редакции, занимающийся именно этим?


Взамен по стране наплодили других леших, включая парочку, которые Матушке не по зубам и под защитой которых живут всякие волшебные существа. А местные речные пираты, названные на редкость адекватно ушкуйниками, процветают на том, что умеют договариваться с водяными и русалками.


Более вменяемым стал вопрос о престолонаследии -- выбор теперь не такой однозначный. Илья теперь -- сын от первого брака и национальный герой, а не псих с мандатом. Катерина -- странноватая изобретательница, которая хочет армию роботов на колдовском ходу, и ради которой при сооружении новой столицы положили тьму тьмущую народу. В общем, не все так однозначно, и симпатии во многом разделяются по классовому признаку.


Впрочем то, как Уссура дошла до жизни такой, это отдельная песня. Старых гай имел любимого мужа, боярина Николая, который заделал Илью вместе с хорошей подругой детства. После смерти Николая и старшего брата Ильи гай охладел к оставшемуся сыну. Причем это и его сын, поскольку при живом муже он обоих мальчиков усыновил. Дальше гай женился на Катерине. Но в первую брачную ночь был убит сосулькой в сердце. Почему княжья дума должна выбрать нового гая именно из этих двух кандидатов, остается неясным. В общем, уссурцы смотрят на дилемму Императора Леона с его дочками несколько свысока.




Монголам, то есть хазарам, в качестве хобби выдали коллекционирование религий -- они считают, что чем их больше, тем лучше. И собственного героического хана по имени Алтай Хатун, которую списали с принцессы Укока. Княжна Рязанова думает отложиться и уйти к кресцентам. В церкви нарастает раскол из-за Митрополита Люды (ее именно так зовут), которая хочет устроить реформу по рецептам Третьего Пророка.


А еще Уссуре выдали национального злодея -- Генерала Мороза. Он на самом деле Генерал Зима, но стоит придерживаться стандартного термина. Генерал возглавляет армию снеговиков (название, не описание внешнего вида) и хочет вторгнуться в Самарское Содружество.


В уссурские легенды ожидаемо попали цветок папоротника и жар-птица (оба в реальности не совсем то, что о них думают), и, неожиданно упырь. Который как вампир, но питается не кровью, а тем, что внушает людям кошмары. Поэтому героичные упыри должны спать днем, чтобы никому не навредить.


Отдельно стоит сказать, что уссурские названия вызывают стойкий фейспалм. Например, национальный спорт -- kulachniy boi, которому учат в Schola Vani, предполагает два варианта дуэлей: perestrelka, то есть обычная дуэль, и povoroti, в котором дуэлянты бьют друг друга по очереди (take turns, по-английски, да). Кроме Митрополита Люды есть еще Князь Алеша, по происхождению леший.

Водачче

В стране не победившего феминизма все более-менее по-старому. Вилланова все такой же открыто злой, Мондави -- тайно злой, Фаличе делает отличные вина, а Калигари копит артефакты. Но их хотя бы раскидали по всей территории страны, а не заставляют сидеть каждого на своем острове.




Фокус в главе ожидаемо сделан на стрегах и сонькиных дочках. Первые, кто бы мог подумать, находятся в не очень тайном сговоре с куртизанками. Для незамужних стрег организуют специальные светские приемы, где роль мужчин исполняют куртизанки, чтобы благородные дамы могли в безопасной обстановке оттачивать этикет. И эти знакомства после замужества не теряются.


У дочек есть две большие фракции, спорящие о том, как нужно гнобить мужчин. Одна считает, что с помощью вооруженного восстания. Вторая -- что нужно давить интеллектом и начитанностью. Прекраснейшая Десидерата из первой фракции возглавляет лучшую в стране школу куртизанок. Когда одну из ее воспитанниц застали в постели с женой одного из мужчин Лукани, она сказала, что тому следует либо лучше удовлетворять жену, либо давать ей меньше денег, чтобы той были не по карману соответствующие услуги. Вторая фракция представлена монастырем для пропащих женщин, который стараниями матери-настоятельницы превратился в службу внешнего аудита для семьи Фаличи.


Из других забавных персонажей в Водачче представлен пришелец из прошлого с modus operandi дон Кихота, Печально Известный Разбойник и Злодей Витторио Рибальди, а также старший головорез принца Калигари -- девица и редкий пример кроссдресинга, мотивированного прагматическими соображениями а не гендерной идентичностью.

Из национальных легенд описаны прекрасные козлоногие девицы из параллельного измерения, и ряд других волшебных существ разной степени опасности. В частности Вестини вынуждены кормить ужасного водяного змея, но в качестве бонуса имеют возможность быстро залечивать раны, погружаясь в воды его озера. Правда, есть загвоздка -- волшебство работает, только если ты людоед, но когда это кого останавливало в Водачче?

четверг, 10 августа 2017 г.

7th sea -- Born under a black flag

Я дочитал второй роман, написанный в рамках публикации второй редакции “Седьмого моря”. “Рожденный под черным флагом” описывает историю реабилитации Томаса Сен-Клера, злодея, ставшего героем посредством мастерского произвола.


С сугубо развлекательной точки зрения роман вполне адекватный, хотя и требует усердно напрягать “мышцу приостановки неверия”. События идут калейдоскопам, корабли скрипят канатами, пушки плюют огнем, герои скачут по канделябрам. Герои несколько страдают приверженности клише, но это намеренно. В общем, боевичок категории Б в чистом виде.


Как источник информации по сеттингу роман более чем адекватен. В сюжете присутствуют пираты благородные и пираты злобные, получение сверхъестественных плюшек от самарских чертей и прочих нелюдей, опять стрега и опять “корпорация зло”.


Другой вопрос, что многие продемонстрированные вещи вызывают лишь здоровый смех. Например, у Сен-Клера явное есть магическая способность вида “Если я говорю брутам, работающим на АТС, что они должны уйти со мной в пираты, они не могут отказаться”. Для не верящих этот трюк продемонстрировали аж целых два раза.


Очень смешно, как в романе использован “реверсированный троп” про главную героиню, которую все остальные персонажи хотят. Тут все хотят Рейс, а Сен-Клер (спойлер спойлер!) в конце ее даже затаскивает в постель. Причем не где-нибудь, в той самой таверне “Ведро кровищи”, где, по идее, Рейс появляться никак не может, потому что это самое сердце преданного ей Берегового Братства.


Еще для тех, кто до сих пор не верит, что Тейя стала “Фаэруном с мушкетерами”, в романе продемонстрирована натуральная сцена изгнания нежити. Так что с нетерпением ждем огнешары и прочую епанчу судьбы.


Из понравившегося -- предыстория главного антагониста романа действительно красивая. (спойлер же!) Он заключил сделку с чертом, что не умрет, пока кто-то не назовет его настоящим именем. (В романе говорится, что пока не произнесет в слух, но это явно не так). И чтобы избежать смерти, вырезал всю свою деревню, включая семью.

Ах, да. Лишенная перворедакционного сирнетского серпа Рейс теперь дерется сирнетской огненной цепью. Бельмонты всей семьей и Призрачный Гонщик лично одобряют.

среда, 3 мая 2017 г.

7th Sea -- Western Theah

В отличие от первой редакции, во второй каждой нации Тейи не посвящено по отдельной небольшой книге. Вместо этого будет два полноценных тома -- один для западной части континента, один для восточной. Первый том уже вышел и включает в себя Аваллон, Кастилию, Монтень и Вестеннаманнавеньяр. Второй пока только в превью, и про него я расскажу отдельно и позже.


Для каждой страны даются описания: ключевых черт характера и особенностей устройства, описание ключевых персонажей, ситуации с тайными обществами, ключевых мест, национальной школы колдовства (да, вестенцам таки выдали полноценную рунную магию, а не то, что было в базовой книге), ситуации с дуэлями, включая какую-нибудь школу фехтования, а также набор местных легенд.

Легенды четырех наций мне, пожалуй, понравились больше всего в книге, поскольку они придают хороший колорит. Конечно, если не обращать внимание на общий уход сеттинга в область фэнтези. Скажем, у аваллонцев есть особые кошки-близнецы, воспитанные ши, у кастильцев -- шествие неупокоенных духов, которое так и ищет кого-нибудь из живых, кто бы это шествие возглавил, а у вестенцев -- прикольные тролли и Санта Клаус.

Неприятное впечатление произвела манера подавать зацепки для историй. Помимо коротких зацепок на один абзац, которые уже были в других книгах, в этой есть зацепки для крупных историй, но они беспорядочно разбросаны по описаниям персонажей и мест. Например, отсылки на мини-революцию в монтеньской провинции, встречаются в раз шесть-семь. Логичнее было бы для каждой нации сделать раздел с приключениями, и там уже перечислять всех вовлеченных персонажей.

Также продолжился тренд на потакание американской политкорректности без оглядки на здравый смысл. Во всех странах есть отважные воительницы, пиратские капитанши, непобедимые берсеркерши и прочие генеральши. Но хотя бы в этот раз никому из персонажей первой редакции пол, вроде бы, не сменили.

Королеве Элейн выдали любовницу в дополнение к любовнику, Кардиналу Вердуго -- любовника (ура, геи тоже могут быть злодеями!) Аллену Трейлю из вестенского малого совета -- неразделенную любовь к главе гильдии плотников, Йорсу Браку. По мелочи Доминике выдали любовника, одновременно являющегося фаворитом императора и лучшим другом Монтегю, но уже тут даже на строгий взгляд ничего странного нет.

Аваллон

Для Аваллона заметно изменился характер взаимоотношения с ши. Теперь они не просто сказочный народ в предвкушении большой драмы с участием королевы. Они -- колонизаторы, которые захватывают землю, предлагая людям либо жить по их законам, либо уезжать. Пока что это касается только небольшого числа земель, но полноценное вторжение будет уже скоро. Мне такая перемена понравилась.

Они хотят украсть наши земли и наших женщин.

Из странного, в Авалоне есть сектанты, которые называются “реалисты”. Они считают, что колдовства на самом деле не существует, и что все соответствующие проявления -- групповая галлюцинация. Которая материализуется благодаря тем, кто в магию верит, а потому эту веру нужно всячески истреблять. Причем в качестве примера того, как они борются с магией, приводится кампания по распространению слухов об опасных магических существах. Логика явно не является сильной стороной реалистов.

Дополнительные правила по гламуру позволяют использовать колдовство более высокого уровня, расплачиваясь постепенным приобретением традиционных слабостей ши. Снимаются эти проклятия либо прямой работой на ши, либо сменой своих черт характера на те, которые были у рыцаря, мантию которого ты носишь. Причем в последнем случае в финале в качестве бонуса выдается уникальная магия.

Кастилия

Кастилия теперь разобщена, и король -- это “исторически самый слабый из грандов”. И инквизиция, внезапно, занималась централизацией королевской власти в стране. При этом Вердуго преподносится как натуральный вредитель, который специально саботировал кампанию в Айзене, испугавшись роста влияния военных, что странновато.

В качестве одного из элементов разобщенности имеются два вольных города. Один -- Пять Парусов на границе с Айзеном, который формально к Кастилии не относится и является одним из предлагаемых “хабов” для приключений. Второй -- Барсино в горах на границе с Монтенью, который захватила монтеньская генеральша и объявила независимость от обеих корон. Теперь город стал точкой влияния для АТК.

Молодому королю выдали тайную сестру-близнеца, с которой они каждый день менялись местами, чтобы иметь возможность “ходить в народ”. Но теперь короля увезли, и подмены проводить невозможно. Ход, конечно, странноватый, но не самый плохой.

В главе про церковь попались неожиданно интересные размышления о том, как особенности патрон-клиентских связей в ней повлияли на ход Войны Креста. А также совершенно несуразный персонаж -- кардинал, тайно являющийся “козлочеловеком” из баскских легенд. С рогами под биреттой и копытами под сутаной.

Простой дворфийский артифайсер кастильский алхимик занят делом.

В качестве колдовства кастильцам выдали алхимию. Которая сама по себе не слишком интересна, предлагает придумывать эффекты вместе с мастером, и имеет совершенно неожиданный вариант того, к чему нужно стремиться. Алхимик, завершивший свой магнум опус, обязан достичь какого-нибудь результата, перечеркивающего его усилия. Например, вместо панацеи сделать новую белую чуму.

Монтень

Император с супругой теперь имеют серьезные чувства и обмениваются каждый день трогательными поэтическими посланиями. Рилашьеры их перехватывают, но не могут найти скрытый смысл. Доминика теперь стрэга. Монтегю не в Уссуре, а в аналоге замка Иф, и поэтому не удостоился собственной записи в разделе про персонажей.

Появилось забавное министерство культуры, в задачи которого входит следить за тем, чтобы всякие актеры не наносили оскорблений императору. Про министерство пишут, что оно не арестовывает тех, кто действительно не виноват.

Стреляться придумали монтеньки, чтобы не портить прическу.

Еще в одной из провинций устроили мини-революцию, которую власти маскируют под вспышку чумы. А в другой есть монастырь, где всякие изменники продолжают служить мессы, пользуясь тем, что добраться до них с войсками сложно -- придется плыть на лодке и лезть по скалам.

А всем городским дном в Шару заправляет ужасная убийца, которую боятся даже аристократы, потому что ее якобы мертвая старшая сестра -- еще более страшная убийца. В общем, скучно, господа.

Наконец, в Монтени появился страшный сказочный лес, где к месту будут “Красная Шапочка” и “Красавица и Чудовище”. И вот это мне, как раз, понравилось.

В главе про Портэ рассказывается, что Аллея -- это на самом деле натуральный план снов, и что там можно найти приключения и вернуться живым, если очень хочется. Что на мой взгляд очень плохой ход. Верните мне Аллею, проходящую прямиком через ад!

Вестенманнавеньяр

В этой главе меня постигло главное разочарование сеттингом до настоящего момента. Гильдеры -- это теперь не векселя госбанка, что объясняло в первой редакции их инновационность и популярность. Это галимые серебряные монеты, и главная тайна заключается в том, что серебро для них добывают рабы. Я так понимаю, целевая аудитория игры, как предполагается, не может понять, почему с разводкой “давайте вы будете торговать за наши гильдеры, и тогда не нужно будет менять валюту на другую” далеко не уплывешь.

Из интересных мест появился северный остров на озере, где живут натуральные чукчи, и где из-за нехватки свежей крови задумываются о том, что пора начинать воровать детей.

Судов по опеке вестенцы еще не придумали.

Рунная магия теперь называется Гальдр, и она забавна тем, что каждое применение требует использовать один “большой” эффект и один “малый”. Всего рун 12, с четко прописанными двумя эффектами для каждой.

Еще забавный элемент Вестена -- йотуны. Это не легендарные гиганты, а вообще все легенды, которые имеют свойство при определенных обстоятельствах оживать. Грубо говоря, все люди знают, что на новый год в каждый дом приходит Синтерклаас, хорошим детям дарит деревянные игрушки, а плохих хлещет розгой. И он натурально приходит, если в него верить.

Помимо санты к йотунам относятся снежная королева, мудрая пророчица из пещеры, невидимый охотник, йотуны-гиганты и прочая нечисть. Тролли, кстати, это отдельная раса, а не йотуны.

Выводы


Все не так плохо, как могло бы быть. Гильдеры-монеты меня лично поразили, ну и Легион с ними. Очень любопытным стал Аваллон, прямо хоть инкорпорируй в свое Седьмое Море. Вестен также стал в целом адекватнее, чем то безумие, что было в первой редакции.

понедельник, 13 февраля 2017 г.

Сила женской логики

Компания у нас достаточно старая, поэтому "ловить подачи" друг у друга на игре мы умеем и любим. Но иногда результаты бывают совершенно неожиданными.

Играли мы как-то раз по стимпанку компанией из четырех девиц, выпускниц одного пансионата. Персонажи подобрались -- клише на клише. Аристократка-поэтесса строгих нравов, девушка-инженер с проблемами социализации, вдова офицера со страстью к путешествиям и певица оперетты с головой в облаках. Последняя -- в моем исполнении.



И вот мы путешествуем из пункта А в пункт Б на дирижабле. Развлечений мало, путь долгий, поэтому все пытаются себя занять хоть чем-то. И вот моя прекрасная Китти начинает разводить свою технически подкованную подругу показать ей устройство нашего транспорта. Во время экскурсии мы натыкаемся на камбуз с небольшой печкой.

-- Ой, Лисси, а покажи мне большую печку, -- заявляет Китти.
-- Какую большую печку?
-- Ну мы ведь держимся в воздухе, потому что тут есть большая печка, которая греет все, что наверху, и поэтому мы не падаем.

Тут инициативу перехватывает мастер и поясняет, что посмотреть печку не получится, потому что это на технической палубе, и там грязно и жарко -- потому что печка греет. И жутко удивляется, когда я выхожу из роли и объясняю, что классические дирижабли работают на гелии или водороде, потому что даже на современных технологиях они в целом эффективнее, чем тепловые. А в нашем стимпанке вроде бы топят углем, а не пропаном. На что мастер заявляет: но ты так уверенно заявил, что должна быть печка, что я решил, что тебе виднее.

Вот таким образом идея о том, что мир можно прогнуть под собственные представления о нем, вполне имеет место быть.

среда, 8 февраля 2017 г.

7 море -- Пиратские нации

Вышло превью очередной книги из нового “Седьмого моря”, которая называется “Пиратские нации”. Под оными подразумеваются всякие нестандартные государства и государственные образования, связанные с морем. В частности, мы наконец-то можем составить представление о Нуме, колыбели тейской цивилизации, которая оказалась совсем не Римской Империей.


Помимо Нумы в книгу вошли перекочевавшие из первой редакции буканьеры, а также условные Карибы-с-монстрами, Атабийское море с соответствующим архипелагом. Там есть местные аборигены, штаб-квартира Корпорации Зло, остров после успешного антиколониального восстания и остров-пиратская-вольница.


В механической части присутствуют несколько новых разновидностей колдовства, несколько новых школ, несколько тайных обществ, монстров, корабельных приблуд и так далее. В конце идет главка с советами о том, как провести морскую кампанию, если ты не отличаешь бром от фока, а ют от бака.

Пираты

Для начала, под пиратами в новой редакции подразумевается не очень понятно что. То есть есть пираты, которые грабят корабли, убивают людей и бегают от властей, но это плохие, неправильные пираты. Правильные пираты выглядят вот так:





“Ты любишь море и свободу -- значит ты пират”. Естественно, вопросы того, как именно пираты зарабатывают на ром и солонину, почему их не передавили государства и прочие мелочи в книге не освещаются.


Поскольку героям-пиратам грабить и убивать в игре не полагается, для них специально придумали большого и страшного врага -- Атабийскую Торговую Компанию. Это местный аналог Ост-Индийской Торговой Компании, как ее изображают, например, в сериале “Табу”. О ней стоит поговорить отдельно.

Нума

Нума из второй редакции -- это смесь из древней Греции, Византии и немножко Османской Империи. Представляет собой архипелаг где-то между Тейей, Империей Полумесяца и Ифри (Африкой), где разместились города-государства. Относительно недавно нумийцы воспользовались грызней между Водачче и Полумесяцем, которые одновременно претендовали на нумийский суверенитет, прогнали захватчиков и в очередной раз объявили независимость.


Нумийцам в качестве национальной черты выдали стремление к пафосу -- нужно жить так, чтобы все вокруг видели, какой ты великий герой. Причем герой скорее в классическом значении, чем в седьмоморском. Иностранцев, обладающих пафосом (на самом деле используется термин “клеос”, но какая разница) и согласных не пытаться захватить Нуму, считают почетными нумийцами.


Еще они отличаются невероятной веротерпимостью, поклоняются аналогу олимпийцев, имеют кочующих амазонок и прочих суровых спартанцев, торгуют пурпуром и мятой и умудряются поддерживать аж три разных ветки администрирования -- монархические дворы, прямую власть военных вождей и “османскую/византийскую” бюрократию.


В целом Нума вышла не оригинальной, но достаточно колоритной, чтобы не вызывать отторжение. Мне понравилась местная версия троянской войны -- развязанной женским аналогом Ареса и Афины, которые в нумийском пантеоне являются близнецами, за сердце великой смертной воительницы. Также нумийская царица Калисто, похоже, заняла нишу Фаунер Пёзен как неприступной воительницы, швыряющей в ухажеров статуи.


Странновато выглядит затерянный циклопический город, куда нумийцы ходят качать пафос, а также указанные выше амазонки. В остальном -- обычно.

Ла Бука

Перворедакционная Ла Бука во многом осталась прежней, но местные пираты утратили название “Береговое братство”. Это бывший остров-тюрьма, который был любимым проектом некоего кардинала, который считал, что казнить преступников -- не по-ватицински, а усылать их с глаз долой и пытаться реабилитировать -- очень даже по-ватицински. В результате контингент заключенных состоял из матерых головорезов и политических.


Затем буканьеры симулировали вспышку белой чумы, умудрились усыпить морское чудо-юдо, плававшее вокруг острова, и превратили Ла Буку в помесь Тортуги и Касабланки. Альенде теперь женщина и не пират, а губернатор, бывшая руководительница восстания.


Сам остров расписан подробно, но без особо запоминающихся деталей. Мне разве что приглянулась Матушка Ла Бука, колдунья портэ, заключившая некую сделку на изнанке и теперь вынужденная периодически телепортироваться в место, где какому-нибудь ребенку угрожает опасность, и спасти его, забрав на остров. Тут есть где разойтись воображению.


Также совершенно непонятно, почему буканьерам не отдали возможность управлять чудом-юдом. Это бы логично объяснило, почему это шайку-лейку до сих пор не прикрыли нафиг. А также сделало бы забавную картинку того, как корабли, желающие пришвартоваться на Ла Буке, вынуждены ждать, пока монстра уведут на другой край острова.

Атабийское море

Местные Карибы предполагаются основным местом действий для морской кампании в новом “Седьмом море”. Аборигены архипелага -- беженцы с Нового Мира, которые когда-то прогневали тамошнего Кетцалькоатля и дали деру под прикрытием духа моря. Потом, правда, помирились, и в качестве извинения обязались хранить Атабийское море, которое для пернатого змея является местом охоты.


Ужасный на лицо, но добрый внутри дикарь на рыбалке с пра-пра-прабабушкой.


Сами по себе Рахури довольно обычная островная цивилизация с поправкой всепроникающее равенство полов новой редакции. Две примечательные черты -- традиция охоты на морских монстров и колдовство, которое позволяет переместиться в мир мертвых и на время забрать с собой кого-нибудь из предков с позволения бога загробного мира.


Тут мне лично пришлось напрячь орган подавления неверия, потому что иначе принять все это невозможно. По-хорошему, добрые ватицинцы с Тейи при виде неопровержимого доказательства особой загробной жизни для туземцев, к которой никакой Теус отношения не имеет, должны были сильно удивиться. Но кризиса церкви нет, и хрен с ним, с единобожием.


Равно как тейские державы забили болт на завоевание архипелага, предоставив эту почетную обязанность АТК. Потому что пиратам нужен противник, а на Тейе Корпорацию Зло впихнуть было некуда, как я понимаю.


Если абстрагироваться от этих соображений, то Атабейское море выглядит вполне сносно. Фентезийные дикари, фентезийная морская мегафауна, конфликт с “европейцами”, и т.п.

Арагоста

Название “Береговое братство” перекочевало на пиратскую республику Арагоста, которая из всей книги показалась мне наиболее безумной. Самое начало ее выглядит так: один богатый водаччеанский торговец с детства мечтал стать пиратом, потому что был романтиком.


В общем Арагоста -- это как раз прибежище для романтических пиратов, которые очень боятся, что из сделают королем республики (не спрашивайте), потому что тогда придется сидеть на острове, а не ходить по морю, сражаться с АТК, закапывать клады и заниматься другими пиратскими вещами.


Что удивительно, в истории Арагосты всплывают и самые мрачные элементы пиратского мифоса Седьмого Моря. Там культисты поклоняются Дейви Джонсу, пардон, Дьяволу Ионне, отрубая свои руки или ноги и кидая их в море, надеясь на ответный подарок. Именно там Рейс подбила других пиратских капитанов скрепить первую хартию собственной кровью, и тем самым отдала их всех в руки Ионне. А другой капитан, Стивен Феврие, продался АТК и теперь охотится на других пиратов, потому что озлодеился во время пребывания в Седьмом Море.


Барбосса, ты что ли?


Понятно, что все эти страшилки предполагается подавать в стиле “Пиратов Карибского Моря”, но стоит чуть изменить тон -- и получится полноценный хоррор.


Добавлю, что эстетически мне Арагоста нравится все эти кровавые клятвы, нарушив которые, нужно просить прощения у всех подписантов, и темные дары от капитана черного сухогруза выглядят стильно. Да и среди пиратов хватает умеренно прикольных персонажей.

Джарагуа

Пожалуй, наиболее интересным с политической, а не стилистической точки зрения, в новой книге вышла Джарагуа. Это крупный основ, где до недавнего времени заправляла АТК. Соответственно, там были огромные плантации с рабами, беглецы в мангровых джунглях и горах и прочие радости колониализма.


Потом случилась успешная революция, и теперь остров представляет из себя что-то вроде африканской страны после освободительной войны -- трайбализм, экономические проблемы, нулевой вес на мировой арене и жаждущие реванша завоеватели.


Патриоты из правого сектора сопротивления воюют с москалями рабовладельцами


В случае Джарагуа это усугубляется тем, что рабы были частично из местных (причем из враждующих племен), частично привезенные из Ифри, частично тейские ссыльные. Ну и личными тараканами лидеров революции.


В качестве колорита прилагается синтетическая религия, аналогичная вуду, корпоративные зомби в горах и прочая экзотика.

АТК

Эта компания предполагается бескомпромиссным антагонистом, который лицемерно говорит о свободе, подразумевая свободу делать что угодно. Главный двигатель работорговли, насадитель обеих ветвей ватицинской религии среди язычников, а также обладатель лучшей в мире почтовой службы, организованной атцландским богом.


Существование АТК в том виде, в котором она представлена, объясняется сугубо мастерским произволом, потому что эти прекрасные люди кладут болт на все правительства Тейи, но при этом имеют достаточно влияния на континенте, чтобы их не трогали. В частности, на Тейе почему-то считают, что слухи об использовании компанией рабов сильно преувеличены.


Знакомая поза. Инквизиция так делала, когда АТК еще и в проекте не было.


Чувствуется, что авторы прописывали АТК с большой любовью. В главе про нее много писем от лица президента Рурка (зуб даю, это отсылка к “Городу греха”). Но, на мой взгляд, описанное руководство компании просто не тянет на роль огромных злодеев. Несмотря на цитату из Джованни Вилланова о том, что Рурк кажется славным малым.


Из забавного, АТК -- пионер в строительстве звездообразных фортов в сеттинге. А молодежные банды в Порт Фридом, столице компании, называют себя рурками.

Прочее

Из сеттинговых реалий можно отметить пару тайных организаций. В частности на Ла Буке завелась Каморра, которую водаччеанские торговые дома выжили с родной земли. Ну и пусть ее.


В нагрузку к “пиратским” нациям выдали некоторое количество механики. Наиболее примечательные касаются новых видов колдовства, которых хватает с избытком, хоть механически они и однообразны.


На Нуме используют божественные мистерии (малая способность активируется на сцену и может быть “разряжена” в большую способность.) Вудуисты дают вселяться в себя Лоа (одна из крупных способностей -- возможность убить того, кто этого хочет, не получив за это скверну). У Берегового Братства есть кровавые хартии и магические татуировки. За исключением хартий, все они похожи механически, но с небольшими различиями. Мне понравилось вуду, у которого забавные ограничения -- только один лоа за раз, прогнать нельзя, доступ к способностям требует отказаться от доступа к Добродетели или Привычке.


Солидную часть занимают разные особенности для кораблей, а также описания разных монстров. Также есть советы мастеру и игрокам -- как не стесняться того, что не знаешь морский терминов, и как притворятся Робертом Ньютором в роли Джона Сильвера.

Выводы

В целом книга соответствует моим ожиданиям -- больше фентези, меньше рефлексии. Некоторые вещи прописаны излишне подробно, на мой вкус. Некоторые -- недостаточно продуманно. Действительно ярких кусков мало, но они есть.

Ждем описания Ифри и Нового Света -- очень похоже, что они сильнее, чем аналоги из реальной истории, что может быть интересно.