пятница, 30 декабря 2016 г.

В английском языке есть специальный термин для выступления разных уличных артистов -- "busking". Термин достаточно старый, использовался еще в 19 веке. В английский пришел из испанского, где "buscar" -- это глагол "искать".

Любопытно, что в современном испанском этот глагол, хотя и используется иногда для того же, что и в английском, приобрел сексуальную коннотацию. Это то, что в английском обозначается словом "solicitation" -- предложение секса за деньги. Но испанский термин применяется не только к уличным проституткам, но и к женщинам, желающим стать содержанками. А английский -- не только к проституткам, но и к клиентам, ищущим их услуг.

С "баскинга" начинали свою карьеру некоторые всемирно известные исполнители. Например, Джордж Майкл.

суббота, 17 декабря 2016 г.

Dresden Files Accelerated -- превью

Злобношляпы недавно разослали предварительную версию "ускоренного" Дрездена. С точки зрения механики, от обычного FATE Accelerated он отличается довольно сильно, и изменения, на мой взгляд, к лучшему.



Но прежде чем поговорить о механике, пару слов о подаче сеттингового материала. Сам я с ДФ знаком весьма поверхностно, так что не берусь судить, насколько все близко к романам Батчера. Но мне однозначно понравился стиль подачи "изнутри" сеттинга, который, как я понимаю, перекочевал из DF RPG. Книга подается как материал, написанный для клиента, собирающегося участвовать в "imaginagion-enacted crisis training exercise", и на страницах полно стикеров с комментариями автора и редактора вида "Но разве мы не должны рассказать о..." -- "Нет, это будет только отвлекать и вообще засекреченная информация". Это сильно оживляет чтение и помогает погрузиться в сеттинг.

Три основных механических отличия ДФА от ФА --- масштаб, состояния и мантии. Масштаб -- достаточно простой механизм, который отражает неравенство персонажей в сеттинге. Масштаб имеет пять ступеней от "смертного" до "божественного" и дает преимущество тому, кто стоит на более высокой ступени. Либо бонус к броску, либо (вдвое больший) бонус к эффекту, либо дополнительно число бесплатных применений созданного преимущества. То, можно ли использовать масштаб в данной конкретной ситуации в основном зависит от мастера, но есть ряд приемов, например, блокирующих масштаб противника.

Состояния -- это последствия из ФА, но значительно более развитые. Помимо двух состояний, позволяющих поглощать стресс ("в беде" и "обречен"), у именных персонажей есть дополнительные, которые отражают их ресурсы или слабости.

Например, у всех есть возможность попросить кого-то влиятельного об услуге и остаться в долгу -- отметив соответствующее состояние. Разные колдуны могут усиливать магию на сцену, отметив состояние "истощен" или "выгорел", но после этого им нужно долго восстанавливаться, чтобы снова колдовать в полную силу. Вампиры накапливают голод, применяя свои вампирические способности. Та же механика описывает немагические ресурсы, вроде богатства, последователей или способности агента ФБР отступать от буквы закона.

Состояния отличаются числом отметок (одна или пять), способом снятия и тем, как долго происходит восстановление. Многие состояния, пока они не сняты, накладывают на персонажа ограничения. Например, ши, получившие серьезный вред от холодного железа, теряют доступ к своей магии.

Наконец, состояния ресурсов иногда можно бросать как подход с бонусом, равным число свободных отметок. Например, богач может "забросать проблему деньгами", использовав соответствующий подход и вычеркнув один пункт богатства.

Мантии -- это типажи персонажей. Например "смертный представитель правоохранительных органов", "смертный, укушенный вампиром белого двора" или "ши зимнего двора". В мантию входит база -- два-три приема и, как правило, пара состояний, отражающих источник силы и способ ее применения для этого типажа -- и дополнительные приемы, которые развивают типаж.

Из мелких изменений -- то, что именно происходит с персонажем при поражении в конфликте, зависит от того, отмечены ли у него состояния "в беде" и "обречен". Если не отмечены, последствия аналогичны обычной сдаче. А вот если он "обречен", то есть реальный шанс умереть, особенно, если положившую персонажа атаку он уже не имел возможности поглотить. Также отметки стресса теперь все стоят 1, но их 6 штук, а не 3.

Также у маловажных НПС прописаны не значения подходов, а то, какие задачи ему привычны и непривычны. Например, байкеры хорошо (+2) водят мотоциклы и запугивают людей и плохо (-2) умеют не вляпываться в неприятности и казаться невиновными. У НПС второго плана к подобным статистикам добавляются два подхода, против которых они хорошо сопротивляются. Персонажи первого плана могут иметь полную пропись подходов.

Еще к традиционным для FATE видам сцен добавилось расследование. Ничего сногсшибательного, но четко прописано, что провал на броске означает получение нужной информации большой ценой, а не нулевой результат.

На мой взгляд, с механической точки зрения ДФА весьма годен, особенно в части состояний. Мантии -- неплохой способ подачи сеттинговых реалий. Насколько оно работает на практике нужно еще смотреть.

суббота, 10 декабря 2016 г.

7 море -- Дочь судьбы

Продолжаем обзор материалов второй редакции "Седьмого моря" по мере их выхода. Сегодня разговор будет о "Дочери судьбы", романе, написанном Джоном Виком, действие которого разворачивается на Тейе.

Роман рассказывает о Елене Мондави и том, как из приличной дочки водаччеанского дворянина она превращается пиратку, исследовательницу, шпионку и ведьму. Это, кстати, названия пяти частей романа.



Как я понимаю, "Дочь судьбы" задумывалась как демонстрация сеттинга и типов приключений, которые в нем могут происходить. Так что я его воспринимаю как своего рода канон Седьмого моря.

Для начала, пару слов о ценности романа как художественного произведения. Написан он неплохо, хотя выдающимся произведением беллетристики его не назовешь. Правда это скорее роман-адаптация сериала. Это чувствуется по несколько упрощенным персонажам и диалогам, структуре (особенно ярко это проявляется в последней части), плотности событий и другим элементам. Но читать не противно, не скучно, а некоторые эпизоды выглядят весьма стильно.

Обратной стороной этой виртуальной беллетризации телесериала является то, что стоит немного остановиться и задуматься о происходящем, и тут же начинают лезть наружу сценарные ляпы. Император Леон, оказывается, ни разу не трахал куртизанку, и поэтому достаточно поманить чего сиськами, и он тут же потащит тебя в спальню. Вилланова считает необходимым рассказывать своим жертвам, какой он злодейский злодей, рисуя их портреты. Один пиратский двумачтовый корабль может невозбранно топить морские флоты Виллановы.

Но, опять же, это все огрехи "синематографичности" -- на экране на подобные вещи не обращаешь внимания, потому что, взрывы делают "бух", клинки делают "звяк", волосы развеваются на ветру и корабль уходит в закат.

Теперь о том, как Вик видит свой сеттинг. Сверхъестественного в мире полно, но ничто о нем не является обычным знанием. Когда главную героиню спустя несколько лет приключений протаскивают сквозь портал, ей приходится объяснять, что это было то самое портэ, про которое она могла слышать. Впрочем, возможно, это касается не столько колдовства, сколько межкультурных барьеров -- у меня сложилось впечатление, что о культуре чужих стран большинство персонажей в романе имеет весьма смутное представление.

Странно, что использование колдовства не вызывает протеста ни у кого, хотя по идее это страшный грех, а большинство людей в сеттинге -- верующие. Да и вообще религия в романе практически не всплывает, равно как, кстати, инквизиция. Что странно, учитывая что Вердуго является одним из "главгадов" сеттинга, наравне с Леоном Виллановой и Рейсом.

Кстати о колдовстве -- главная героиня свое сортэ использует в основном не для того, чтобы узнавать чужие секреты, а чтобы физически дергать людей за нити судьбы. Что, на мой взгляд, сильно портит стиль.

Есть несколько заметных изменений сеттинга. Тот же Рейс сменил пол между редакциями, обзавелся флотом и исполняет те же функции, что потрошители во вселенной "Светлячка". Появился новый противник по умолчанию -- вестенский аналог Вест-Индийской Торговой Компании, занимающийся работорговлей.

Всплывает ряд забавных деталей. Например, международным языком, на котором общаются матросы, является нуманарский, то есть аналог латыни. Явное влияние церкви. Вестенцы отказываются экспортировать медовуху. Аваллон находится под постоянным эффектом легкой эйфории, что тут же замечают прибывающие на него иностранцы.

Тема пиратов-геев в романе раскрыта, но, в отличие от предыдущей книги, тут попытка сделать это мимоходом работает нормально. Чем дальше, тем сильнее у меня впечатление, что в новой Тейе доминирующая ориентация -- бисексуальная. Осталось дождаться, когда это будет сказано напрямую.

В общем, со своей ролью ознакомительного материала по сеттингу "Дочь судьбы" справляется успешно. На мой взгляд, в виде телесериала или комикса оно работало бы лучше, но это потребовало бы совсем других расходов.