вторник, 22 апреля 2014 г.

Блуменштадские хроники -- 40

Запланированная встреча с сестрой Марией Орейро, настоятельницей монастыря, где скрывается Алекша, прошла в целом так, как хотелось героям. К их обвинениям она отнеслась с вниманием, сказав только, что ее личный опыт общения с девушкой не позволяет заподозрить ее в таких ужасных преступлениях. Она сказала, что обеспечит проверку Алекши на предмет раны от пистолета Древних, а также позволит Виктории негласно наблюдать за проверкой.


Если все подтвердится, то решать вопрос с выдачей Алекши героям для суда будет не она, а глава ордена Странноприимников в Блуменштадте, но сама сестра Мария в целом согласна, что избежать лишней огласки в этом деле будет в интересах всех сторон.


Правда, проверку можно будет провести только тогда, когда Алекша вернется в монастырь. Буквально накануне карантина она попросила пару дней отпуска, и с тех пор, по очевидным причинам, не вернулась.


Кстати, карантин наконец-то сняли, о чем героям сообщил Зеварро, наконец-то выполнивший свое обещание узнать, что же ищут инквизиторы. Оказалось -- резервуар с формалином, в который успели поместить тело ургура в университете. Почему Облако похитил тело вместе с неподъемным резервуаром остается загадкой.


Остаток дня и утро следующего дня герои посвятили визиту в загородное поместье. Отчасти, чтобы заняться текущими делами, а отчасти, чтобы расспросить своих работников о делах соседей. У Ходжинсов, как выяснилось, есть шахта, открытая года полтора назад, но дающая плохую выработку. Герои сразу заподозрили, что именно там и прячут завод Древних, и приготовились натравить на Ходжинсов графа Каньета, но выяснилось, что как раз на этой шахте вполне себе работают люди, и ничего подозрительного там нет.


По возвращении в Блуменштадт герои нанесли визит Квентину Хугезанду. Они решили, что раз уж инквизиция собирается начинать в городе кампанию против любителей пагубных артефактов, нужно срочно убедить механика уехать на какое-то время. Иначе он как-нибудь попадется на глаза инквизиции и сдаст всех известных ему второоткрывателей.


Квентин уезжать не хотел и собирался пересидеть какое-то время у Ходжинсов. Героям стоило немало усилий убедить его, что так он их только подставит. В итоге тот согласился навестить знакомых в другом городе.

А перед самым отъездом герои вспомнили, что хотели спросить Квентина, не крутилась ли женщина со шрамом на лице в окружении Ходжинсов. И к их изумлению оказалось, что такую женщину он припомнит, но не у Ходжинсов. С год назад Джон Лонгхорн, с которым они тогда были дружны, жаловался, что ему пришлось нанять в телохранители женщину с обезображенным шрамом лицом. “Вот ведь змей. А он мне уже начал нравиться,” -- прокомментировала Виктория.

Комментариев нет:

Отправить комментарий